Skip to Content

Знай врага в лицо. Русская криминальная традиция

Знай врага в лицо. Русская криминальная традиция

Be First!

За последние 5 лет на территории западной Европы заметно увеличилась динамика совершения преступлений против личности, таких как разбои, грабежи, вымогательства и убийства. Страх перед криминалом есть практически у всех. Но как только мы узнаем, как устроен криминальный мир, он становится для нас более понятным и в какой-то степени предсказуемым. Среди тех, кто совершает эти преступления, немалую часть занимают выходцы из постсоветского пространства. Таким образом, возникает вопрос: «Что мы знаем про этих людей? Какую философию они исповедуют? Какую технику работы с холодным оружием или подручными средствами они используют?»

Безусловно, можно вооружиться книгами, документальными фильмами и прочими источниками информации, однако целостную картину происходящего будет сложно понять без помощи специалистов. Фрагментарно этим вопросом занимались Данциг Балдаев («Словарь блатного воровского жаргона»), Заур Зугумов («Записки карманника»), Николай Симкин («Ближний бой») и многие другие. Однако, даже изучив все эти работы, вам будет сложно сделать практические выводы о том, как себя будет вести представитель криминала в реальной ситуации на улице. Именно это, пожалуй, и является ключевой причиной написания этой статьи.

Разумеется, в рамках одной статьи невозможно в полном объеме познакомиться с русской криминальной традицией (далее – «РКТ»), которая, по мнению специалистов, формировалась на протяжении 11 исторических периодов. Однако мы и не ставим перед собой такую задачу. Предметом исследования этой статьи является нож – самое распространенное оружие представителей русской криминальной традиции. Так сложилось, что нож является некоей сакральной темой для представителей криминала. Потому, даже если вам удастся в безопасном месте встретиться с представителями РКТ, вряд ли они вам что-то расскажут о криминальных приемах и технических системах.

«Если вы проанализируете хронику и полицейские протоколы за последние 100-150 лет, вы поймете, что именно нож является самым распространенным оружием русской криминальной традиции. Большинство террористических актов было совершено не с помощью взрывных устройств или огнестрельного оружия, а именно посредством клинкового оружия».

С этих слов началось наше знакомство с руководителем НИИ «Исследования мировых воинских традиций и криминалистических исследований применения оружия», кандидатом психологических наук Олегом Викторовичем Мальцевым.

«Как вы понимаете, криминал не может себе позволить открыто гулять по Мюнхену со шпагой, саблей или топором. Наличие огнестрельного оружия также может привлечь излишнее внимание сотрудников правоохранительных органов. В этом плане нож выигрывает у прочих видов оружия и остается сегодня так же актуален, как и много лет назад».

Научные исследования Олега Мальцева в области русской криминальной традиции интересны тем, что они лишены вымысла и наглядно демонстрируют способы работы с холодным оружием, используемые представителями РКТ.

«Если говорить о русской криминальной традиции, то здесь мы имеем дело с 36 видами нанесения ударов, которые были описаны в книге «На ножи». Кстати, она находится в свободном доступе, и каждый человек, который сочтет нужным для себя познакомиться ближе с этой традицией, имеет возможность скачать эту книгу. Для анализа мы использовали более 30 письменных источников за период с XII по XXI века. Поэтому все наглядно и проверяемо».

Очевидно, что подобные исследования находятся на стыке наук. Здесь важно фундаментально разбираться как минимум в истории, криминологии, криминалистике, социологии, психологии и психомоторике. При этом крайне важно было выбрать для исследования метод, который позволяет восстановить не только названия клинкового оружия и технические элементы, но также и двигательные системы (тактику, способ сокращения дистанции и выбор технических элементов).Потому был использован многовекторный метод исследования, в основе которого лежал лингвистический анализ. Дело в том, что русский язык имеет ряд преимуществ перед любым другим языком и дает для исследователей представление не только о точках нанесения ударов холодным оружием, но и о том как именно наносились эти удары. Например такие лингвистические обороты как «отправить под молотки» или «удар в душу» ярко характеризует способ нанесения удара холодным оружием.

Также часть ответов были найдены в ремеслах, которым соответствуют определенные двигательные модели. Например слово «баня» пришло к нам еще с периода, когда разрозненные княжества находились вдоль Днепра и Дона. Понятно что на берегу этих рек с давних времен располагались русские бани. Так вот понятие «забанить» или «задать кому-то баню» описывает двигательный навык. Понятно, что бани посещали разные люди из разных сословий. В экстремальных ситуациях люди использовали привычный для себя навык. Таким образом модель работы «веником» в бане соответствует размашистым режущим движениям при работе с клинком. В ходе исследования были выведены 4 категории ударов, которые пришли к нам из далекого прошлого. Ключевым моментом здесь является двигательный навык, который был свойственным для той или иной категории лиц:
⁃ «Скотоводы», которым свойственно использование режущих и колющих ударов;
⁃ «Кузнецы», которые привыкли наносить бьющие удары;
⁃ «Фехтовальщики и военные», которые в разные периоды истории оказывались в тюрьмах
и острогах;
⁃ «Банщики». Это условное название для категории лиц, которые используют двигательную
модель размашистых режущих ударов.

Во время исследования использовался ряд источников таких как специальная научная литература, закрытые интервью с представителями криминала, профильными специалистами исправительных учреждений, а также мемуары криминальных авторитетов. Безусловно проводилась работа и с научно популярными источниками и документами, которые дошли до нашего времени такими как «Историческое описанiе одежды и вооруженiя россiйскихъ войскъ», «Толковый словарь Даля», «Бургундский кодекс», «Алеманнская правда», «Слово о полку Игореве» и многими другими источниками. В результате удалось в том числе выписать все названия ножей, которые использовались на протяжении 11 исторических периодов.

В результате было доказано, что русская криминальная традиция имеет в своем арсенале 36 ударов клинком, которые описаны в книге «На ножи». К слову эти же двигательные модели используются криминалом и в работе голыми руками без ножа. Именно так до XX века происходило обучение во всех воинских и криминальных традициях - переход от работы с клинком к работе голыми руками. Рукопашный бой до XX века понимали исключительно как бой с применением оружия и никак иначе. Отдельного разговора заслуживает хват ножа. В русской криминальной традиции используется два хвата – так называемые норманнский и греческий хваты.

Такую классификацию в свое время дал венецианский маэстро фехтования Франческо Альфиери в трактате «Искусство превосходного владения мечом». Когда речь идет про норманнский хват, специалисты говорят о прямом намерении преступника убить свою жертву, греческий хват чаще используется для защиты от нападения. Также важно отметить что хват ножа непосредственно связан с двумя логическими моделями - орла и змеи. По мнению ученого, символы со змеей соответствуют греческой традиции, звезды и орлы соответствуют норманнской традиции. Кстати, такие символы мы действительно можем увидеть в норманнской архитектуре разных исторических периодов в том числе и в Германии.

В ходе исследований было показано, что эти символы представляют собой не просто изображения животных, а логические модели, определяющие способ работы ножом, тактику и двигательную систему, которая используется в поединке. У норманнского орла есть клюв, и потому удары в норманнской системе похожи на удары клювом орла. Все эти действия вы можете увидеть в животном мире.
Оборона в виде открытой демонстрации оружия здесь отсутствует – только атакующие действия. Все удары наносятся внезапно и незаметно для противника. Нож при этом спрятан. Маятниковые движения из стороны в сторону также характерны именно норманнской традиции. Норманнская система тяготеет к массе корпуса, чтобы в результате нанести удар в одно движение без замаха.

Когда речь идет о греческой традиции и модели змеи, мы имеем дело с определенными животными повадками. Эта техника предполагает двойное действие «зарядился-ударил». Точно такой же принцип использует змея: она сжимается, как пружина, и потом резко выпрямляется. Удары при этом в основном точечные, а действия идут от обороны. Преступники, использующие такую модель, словно прячутся за ножом и начинают «куделя плести» вокруг оппонента. После этого может произойти резкий переход к атаке, подобно разжиманию пружины. Если речь идет о кобре, то она еще и качается. То же самое происходит в поединке: движения туловищем, уход из-под удара, движение назад от ножа и тут же внезапное движение вперед. В результате получается крест: движения вперед и назад – это греческая система, маятникообразные движения при помощи ног – это норманнская система. Когда движения соединяются в одно целое с движениями вперед-назад, а также с использованием маятниковых движений, возникает венецианская модель.
Что касается холодного оружия, то, когда мы будем иметь дело с ножом в виде «клюва» (норманнским хватом), чаще всего это будет проявлением норманнской традиции. Все оружие греков похоже на перья птиц. Это либо полноценное перо, либо половина пера. В таком случае преступник более предрасположен наносить режущие удары клинком. Сам греческий хват тяготеет к управлению ножом и нанесению режущих и колющих ударов с преобладанием именно режущих ударов. Очевидно, что привязка к моделям животных играет важную роль в момент реализации технического действия. Именно посредством логической модели выбирается тактика боя.
Чаще всего в городских условиях атака ножом производится коротким клинком на расстоянии от 30 до 80 см до жертвы. А это значит что на расстоянии больше 80 см от злоумышленника вы находитесь в безопасности. Так или иначе, но для атаки преступнику необходимо занять определенную позицию и находиться при этом на удобной дистанции. А это значит, что у потенциальной жертвы всегда есть возможность значительно усложнить задачу преступнику, а то и вовсе не допустить атаки. Но это уже тема отдельной практической статьи о способах противодействии представителям криминала в городских условиях.

Comments

comments

Previous
Next