Тайна истории: две разные Сицилии — Мир боевых искусств

Skip to Content

Тайна истории: две разные Сицилии

Тайна истории: две разные Сицилии

Be First!

Мистический остров в Средиземном море окутан легендами про Общество Чести и Мафию. Место, где такое понятие как «справедливость» не является пустым звуком. Несмотря на многовековые войны и борьбу за независимость, Сицилия сохранила свою автономность и целостность. Так может показаться лишь на первый взгляд.

Если вы были в Италии, но не были на Сицилии, значит, вы мало что знаете о ней. Именно за этот остров на протяжении всей истории велись ожесточенные войны, и, казалось бы, за период нескольких тысячелетий остров должен был превратиться в единую систему. Европейскому обывателю может показаться, что если какие-то различия между жителями Сицилии и существуют, то они весьма условны. Если же исследовать этот вопрос с научной точки зрения, сопоставляя факты, окажется, что все не совсем так, как мы себе представляем.

Данная статья основана на беседе с научными сотрудниками НИИ «Исследования мировых воинских традиций и криминалистических исследований применения оружия» Анной Филипповой и Каныкей Турсунбаевой, а также с одним из членов итальянской семьи Лучано. Меня как основателя и руководителя этого НИИ также попросили поделиться своим экспертным мнением. Но я решил начать статью со слов человека, который не любит видеосъемки и предпочитает не называть своего имени, поскольку является каморристом, потому все его заявления будут опубликованы под псевдонимом Алонзо.

– Мои родители переехали на Сицилию в середине 40-х, а сам я родился в Сиракузе, и потому по праву считаю себя сицилийцем. Мы живем на одном острове, но это не значит, что мы такие же, как люди в Палермо или Корлеоне. Мы другие. Это две Сицилии и два разных мира. Мы гордимся своими традициями. Что касается Палермо, у нас всегда было свое мнение об этой части Сицилии. Существуют Vita и Mala vita, и то, что вы видите в Неаполе, – это Mala vita, там процветает уличная преступность. В отличие от нас, они забыли, что такое Кодекс Чести. Хорошая Каморра, рыцари, дворяне давно исчезли на правой стороне Сицилии, но они оставили дух и порядки. Я люблю Сицилию. Это моя родина. Но это не означает, что я разделяю взгляды людей, живущих на противоположной стороне острова. Это два разных мира, так как Сицилия разделена горами на две части. Палермо и Мессина – это не просто два порта, расположенных в разных частях Сицилии. Это две разные философии.

У меня было не так много времени для беседы с Лучано, но кое-что я все-таки успел выяснить. По словам Лучано, то, что принято называть Кодексом Чести, является своеобразной мистификацией. Этим людям не нужен никакой кодекс. Они живут определенным укладом, для них это образ жизни. Все эти кодексы – это образы, созданные в кино. Этим увлекаются жители правой стороны Сицилии, и для них это чистая формальность, дань традициям.

Как выяснилось, люди, живущие на правой стороне острова, мало знакомы с историей Сицилии, и таких большинство, а вот на левой стороне живут люди образованные.

И в ходе данного исследования возник парадокс: если представители палермитанской стороны более образованны, то почему в таком случае мы не видим ни одной школы фехтования в Палермо? И это при том, что, по словам Лучано, палермитанцы считают нож своей религией, а на правой стороне острова мы можем видеть конгломерат школ и маэстро.

Алонзо говорит следующее:
– В Сиракузе, Мессине и Катании у каждого человека есть свой определенный номер принадлежности к той или иной организации, при этом в каждой организации есть своя школа. На правой стороне Сицилии этих школ достаточно много, и они не являются тайными. Любой человек при желании может приехать туда и выбрать для себя маэстро, после чего, проявив должное уважение, можно стать членом той или иной школы.

Будучи ученым, я более пяти лет исследовал Сицилию и ее традиции. За это время было организовано более 10 научных экспедиций, в ходе которых научной группой НИИ «Исследования мировых воинских традиций и криминалистических исследований применения оружия» изучалась технология власти, посредством чего на этой территории был установлен определенный порядок. Также мною была создана серия документальных фильмов под названием «Своя религия», в рамках которой зрители познакомились с механизмами реализации и условиями воспитания технологии сицилийского триумфа. Что касается разделения Сицилии, могу сказать следующее. На правой стороне острова есть знаменитые мастера, в том числе и глубоко уважаемый мною Раффаэле Ирмино (Raffaele Irmino). Это достойный человек и настоящий рыцарь. Я довольно часто ездил к нему, расспрашивая о сицилийской традиции работы с клинком, и хочу отметить, что многие люди хотели научиться у Раффаэле работе с ножом. Мне же было интереснее изучить культуру и историю. Безусловно, меня тоже интересовала техника, но в большей степени – их традиции. Раффаэле Ирмино сейчас 74 года, и он представляет целую эпоху. Мастер рассказал мне свою версию. Система, которую он преподает, – это его личный взгляд на сицилийскую систему. Ни у кого из палермитанцев нет открытых школ фехтования, при этом есть мастера, которые обучают только своих подчиненных. Интересный факт, с которым мне пришлось столкнуться, когда я начинал учиться, – это то, что сначала мне нужно было стать своим, и только потом меня начали учить. Вас должны воспринимать как члена семьи! Если этого нет, то никто вас учить не станет.

В свою очередь, Алонзо заявил:
– На правой стороне маэстро тоже не примет к себе в ученики любого желающего. Если человек ведет себя недостойно, с ним могут просто перестать разговаривать или перейти на язык загадок. Язык загадок существует только на правой стороне Сицилии, его называют «серпента». Это тайный язык, который понимают люди, принадлежащие к организации. Например, несмотря на время суток, мы всегда говорим друг другу «buongiorno», потому что рыцарь светит всегда (свет истины и днем, и ночью).

Таким образом, еще одной отличительной особенностью правой стороны Сицилии является примыкание к группе и объединение вокруг школы фехтования.

На мой вопрос о количестве школ фехтования Лучано ответил:
– Людей в Палермо объединяет общее дело, а тех, кто живет на правой стороне Сицилии, объединяет страх.

Должен сказать, у меня есть свое видение данного вопроса. Система организации правой стороны Сицилии – это школа фехтования. Разница заключается в том, что в Палермо люди живут «командой корабля», и это своя религия, а люди школ фехтования могут быть где угодно – они могут работать на почте, на рынке, быть директорами ресторанов и при этом быть специалистами в области работы бастоном или ножом. В Палермо это исключено. Здесь занятия по работе с бастоном, ножом и другими видами оружия являются лишь элементом боевой подготовки корабля. Если внимательно присмотреться, можно увидеть, что даже самый бестолковый человек, который ничего не понимает в воинских искусствах, имеет свою школу фехтования. И куда бы они ни мигрировали, первое, что они делают –организовывают свою школу фехтования, поскольку жить без этого не могут. Такова их система устройства в обществе.

Но зачем объединять вокруг себя вооруженных людей и обучать их владению клинком или палкой? Этот вопрос был задан Алонзо.
– Для любой организации очень важно иметь свою школу фехтования. С одной стороны, это традиция, а с другой – важный навык для любого Человека Чести. Из этого следует, что на правой стороне Сицилии школы фехтования представляют собой двери в Общества Чести. Человек приходит в школу и только потом начинает понимать, что это за общество. Хорошая и плохая Каморра – с одной стороны, это люди, которые стараются почитать рыцарские традиции, а с другой стороны – неаполитанские уличные преступники.

Очевидно, что когда-то системы Vita и Mala vita были одним целым, но потом по неизвестным мне причинам распались. Кто создал такую систему и с какой целью? Чтобы получить ответ на этот вопрос, я детально изучил, что предлагается в школах фехтования на правой стороне Сицилии и сравнил с документами, которые хранятся в библиотеках. Если вы попытаетесь проделать то же самое, то у вас начнутся неприятности. Вам нужно посетить занятия в разных школах ножевого боя или фехтования, имея при себе видеокамеру, и затем сравнить эти видеозаписи с тем, что написано в книгах и трактатах. Вы будете очень разочарованы, потому что не найдете в древних документах такой техники, которую демонстрируют вам сегодня.

В ходе беседы Алонзо сделал очень интересное заявление:
– Если говорить о ноже, то наша традиция не предусматривает наличия двух клинков в обеих руках одновременно. Мы работаем с чем-то одним, и при этом используются только складные ножи. Мы не работаем ни с мечами, ни со шпагами.

Получается, что представители правой стороны острова претендуют на причастность к рыцарскому братству, но при этом не умеют работать ни с мечом, ни со шпагой. «Рыцари со складными ножами» – это, честно говоря, даже звучит как-то нелепо. При этом я обратил внимание, что работа со складным оружием является ярким характерным признаком криминальной традиции. Возник вполне логичный вопрос о структуре организаций. И Алонзо рассказал, как строится их организация:
– По традиции, во главе организации стоят три человека. Вверху стоит Маэстро, слева от него – Капо по формальности (он доводит до всех волю Маэстро и занимается различными важными вопросами), справа от Маэстро стоит Капо по фехтованию. На правой стороне Сицилии любой человек может организовать собственную школу фехтования и условно стать Маэстро или Капо по фехтованию. А вот в Палермо такого понятия как «Маэстро» нет. На левой стороне говорят «Capo de la sistema».

Следовательно, на правой стороне Сицилии никто не требует соответствия такому высокому статусу как Маэстро, тогда как в Палермо наблюдается прямо противоположная картина.

Очевидно, что с таким подходом на правой стороне Сицилии в качестве Капо может оказаться человек любой национальности.

Чтобы избежать такой ситуации и не допустить достойных фехтовальщиков из других стран, местные жители придумали интересное оправдание: «сицилийцами не становятся – ими рождаются». Таков главный девиз правой стороны острова.

На самом деле это выглядит очень смешно. Когда люди говорят, что кто-то кем-то рождается – это неимоверная глупость. Аквалангистами становятся. Люди не рождаются такими – они учатся, проходят практику и т.п., и только после этого они ими становятся. Потому никто никем не рождается. И то, что на правой стороне Сицилии очень любят рассказывать, что они рождаются сицилийцами, – это обман. Чтобы быть сицилийцем, нужно очень много и долго работать над собой. Например, в каждой организации, по словам Алонзо, есть Minore (Младшие братья), Maggiore (Старшие братья) и Grande Madre (Великая Мать) – так они называют криминальную традицию, во главе организации стоит Capo (Босс), и на каждом уровне существует своя разновидность фехтования – от традиционного и спортивного до криминального стиля.

Как видим, представитель Каморры считает криминальное фехтование самым высоким уровнем, и это очень странно. Любая криминальная система представляет собой набор приемов, уловок и способов обмана. Почему современные представители неаполитанской Каморры в качестве эталона принимают криминальную систему, вместо неаполитанского фехтования, которое по праву считается одной из самых эффективных систем в мире?

Приведу несколько цитат из трактата о неаполитанском фехтовании «Невозможное возможно» (1669 г.) сеньора Франческо Антонио Маттея (Francesco Antonio Mattei):
«Если вы хотите подвергнуть меня критике за то, что я слишком люблю свою родину, я вам отвечу: для меня правда всегда стояла на первом месте. Обойдя Италию, Испанию и Францию, я утверждаю, что неаполитанское фехтование является цветком всех наций».

«В моей палермитанской школе «Невозможное возможно» все были виртуозами. Наверное, потому эта школа кажется инородной многим – тем, кто не понимает истинной науки фехтования».

Это фрагменты одного из трактатов, переведенных научными сотрудниками НИИ «Исследования мировых воинских традиций и криминалистических исследований применения оружия», у которых я взял интервью.
Анна Филиппова:
– Известно, что неаполитанское фехтование – это отдельный стиль испанского фехтования. Авторы этих трактатов принадлежали к элите военного дела того времени, потому что вернуться с войны – это тоже огромный подвиг. Взять командование в свои руки и завершить военное дело победой не так просто.
Каныкей Турсунбаева:
– Следует сказать, что первые лица неаполитанского фехтования стояли особняком от других школ в Италии. Когда мы говорим непосредственно о неаполитанском фехтовании, это была знать – люди, служившие при королевском дворе и в королевском трибунале.

Эти сотрудники НИИ внесли свой вклад в исследования в виде перевода с древнеиспанского, древнеитальянского и древненемецкого языков более 20 трактатов по фехтованию, после чего эти бесценные книги впервые были представлены на русском языке. Научная работа происходила под моим руководством.

Подведем итог исследования.

Чтобы понять, как сформировалось фехтование, мною были тщательно изучены документы правой стороны Сицилии и был возрожден неаполитанский стиль фехтования, который по сути является испанской системой.

По словам Лучано Триминго (Luciano Trimingo), стиль, используемый в Палермо, очень близок к неаполитанскому, но при этом существует ряд отличий. Одно из них заключается в том, что я ни разу не видел, чтобы в неаполитанском фехтовании наносили удары ногами. Мастера на правой стороне Сицилии периодически демонстрируют попытки наносить удары ногами. И по этому поводу в трактате сеньора Франческо Антонио Маттея сказано: «Начиная делать прыжки и скачки, рыцарь может испытывать страдания. Перед выпадом приподнимите конечность правой ноги, но не подпрыгивайте, нога должна двигаться так, будто она разрывает землю».

Палермитанцы не наносят удары ногами – они бьют бастоном, то есть неаполитанская и палермитанская – это разные системы, но технические элементы очень часто совпадают. Их можно было бы сравнить, как родных братьев, которых будет очень сложно отличить, не зная всех их особенностей.

На левой стороне Сицилии Человек Чести становится таковым посредством личного примера, демонстрации результатов и совершения поступков. Здесь вы не найдете открытых школ палермитанского фехтования. Здесь обучают только членов семей. Что касается правой стороны Сицилии, там есть множество стилей и школ фехтования, большинство которых, вероятнее всего, является выдуманным, так как не соответствует трактатам по фехтованию и прочим документальным источникам, сохранившимся до наших дней.

Когда мы говорим о Палермо, мы имеем дело с триумфом одиночки. Хоть они и говорят, что они – семья, ценится триумф одиночки, командира корабля, и это главное. На правой стороне триумф одиночки – это нечто ужасное и жуткое, а вот триумф школы – совсем другое дело, так как здесь очень любят, когда людей много.

Так было не всегда. В определенный момент люди, покинувшие организацию, стали подчиняться общепринятым правилам, то есть те, кто хотел жить в государстве, превратились в Mala vita. Они были изгнаны из Общества Чести, и поскольку ничего, кроме как заниматься фехтованием, делать не умели, они превратились в уличную преступность.

Одну из ключевых ролей в происхождении стиля работы с ножом на юге Италии сыграли дворяне и солдаты, обучавшие разбойников искусству фехтования.

Таким образом Испания защищала свои территории от возможности раскола и революций. Но в случае правой стороны Сицилии мы видим, что под прикрытием школы фехтования можно подготовить вооруженную группу, способную решать задачи на любой территории. По сути это военная структура. Здесь у каждого уровня в иерархии есть свой номер: солдаты, капралы, капитаны и генералы. Программа подготовки также состоит из четырех уровней: тактический пакет, рабочие процедуры, уровень науки и философии, Капо. Первые три уровня соответствуют поэтапной системе подготовки Маэстро.

За столь непродолжительное время знакомства с представителями Общества Чести я не успел в совершенстве разобраться в их тайном языке «серпента», но кое-что я усвоил и предлагаю вам разгадать скрытый смысл фразы: «В дом приносят цветы, потом они становятся листьями, обрастают ветками и могут достичь корня».

Comments

comments

Previous
Next