Skip to Content

Славянские воинские искусства. Александр Шевцов

Славянские воинские искусства. Александр Шевцов

Be First!

Издревле на Руси воинские искусства были неотъемлемой частью образа жизни человека и являлись одним из элементов ежедневной тренировки любого мужчины. С точки зрения истории, славянское воинское искусство представляет собой очень широкое и комплексное понятие.

С целью разобраться, что такое русский (славянский) стиль воинских искусств, в феврале 2018 года в НИИ «Исследования мировых воинских традиций и криминалистических исследований применения оружия» было проведено исследование данного явления в рамках международного научного марафона «Загадки русской школы фехтования». Одним из экспертов, принявших участие в научном проекте, выступил историк, доктор психологических наук, профессор, исследователь русского рукопашного боя Александр Александрович Шевцов.

Исследователь русского рукопашного боя Александр Шевцов

Александр Шевцов рассматривает славянские воинские искусства как достаточно широкое понятие, охватывающее как воинские, так и праздничные (бытовые) воинские искусства. Ранее это было настоящим воинским искусством.

По мнению эксперта, то, что наблюдается сегодня в мире, представляет собой некую смесь этнографических (собранных боевых искусств) и самодельных (художественных) систем различного качества. Кроме того, имеет место широкое распространение созданных неграмотными людьми самодельных систем, фантазийных школ, в которых из русского стиля существует только несколько выдуманных названий. Александр Шевцов обратил внимание на то, что одним из главных признаков подделки такой школы является использование в ее лексиконе слов «энергия», «энергетика человека». Слова эти используются в физическом смысле, лишь подражая науке.

Другим типом самодельных школ, по словам эксперта, являются школы, которые создавались людьми грамотными и разбирающимися в боевых искусствах, а также теми, кто является мастерами спорта и мастерами международного класса.

В 90-х годах ХХ столетия в русском стиле существовало множество школ, основанных на этнографических знаниях, но сейчас их количество очень мало.

Они позиционировали себя как школы, в основе знания которых лежала система подготовки спецподразделения СМЕРШ и сотрудников НКВД, но на практике никакого сходства с той системой подготовки в этих школах не наблюдалось.

Говоря об истории славянских воинских искусств, Александр Шевцов заметил, что стеношные бои существовали до 1914 года. Затем в Российской империи они стали исчезать, поскольку юноши были призваны в армию. И такого вида борьбы не было до 1920 года. Он объясняет это тем, что в первые годы после окончания войны повсеместно царил голод, и людям было не до празднований. Основное внимание уделялось сельскому хозяйству. И только после 1920 года в Российской империи вновь стали возрождаться стеношные бои, а вместе с ними и их основы.

Основой таких боев была молодежная сельская ватага. Существует мнение, что корни этой традиции уходят еще во времена молодежной инициации, когда подростков в возрасте от 12 до 16 лет (в более поздние времена и до 18 лет) условно изгоняли из их поселения в виде молодежной инициации в лесную избушку (по традиции многих культур – в «мужской дом»), где они по сути проходили подготовку, подобную той, которую сейчас проходят в армии.

Ватаги, по мнению эксперта, служили некоей полицейской силой, поддерживавшей сельской мир, возглавляемый старостами и соответствующими избранными от мира людьми. Глава, или вожак ватаги в сельском мире был человеком уважаемым, как настоящий атаман, и в случае определенной ситуации мог увезти ватагу и стать очередным «Ермаком» или кем-то, кто вроде бы и разбойничал, но в то же время ему полагалось быть защитником народа. У всех авторитетов и представителей криминального мира эта защита была весьма неоднозначной, но они брали на себя и право судить. Возраст молодых людей в такой ватаге был постарше – 14-16 лет, и происходило это до их женитьбы.

Во всех традиционных обществах в ватаги собирали и отправляли за пределы поселения в чужой мир, за лес, за околицу именно тех, кому общество не хотело доверить создание семьи. Там их строго и жестко проверяли, а проводили через испытания свои же односельчане и родственники. С одной стороны, этого хватало, чтобы найти звериного духа-помощника в каждом из них, а в действительности, с точки зрения такой глубинной психологической подготовки, община убеждалась, что этот человек примет законы мира, в котором он живет, законы общины и не разрушит ее.

К примеру, богатырями из сказок, героями эпоса выступают подростки в самом неуправляемом возрасте, а не качки по 140 кг веса. Это были подростки предположительно в возрасте полового созревания. Модель поведения такого подростка порой была непредсказуема. Можно сказать, что это было больше похоже на реакцию животного. Потому во многих индоевропейских обществах таких неуправляемых подростков называли «волками». Например, в былине есть мифы о Волхе Всеславиче, о котором говорили, что он «волком рыскал», а также рассказывалось, что он «собирал некую дружину семитысячную» таких вот молодцев и шел завоевывать Индейское царство.

Волх Всеславич

Это имеет совершенно определенные исторические прототипы в виде скифских юношей, которые также собирались на подобный тип инициации в других индоевропейских обществах и шли завоевывать Малую Азию. Они громили местные государства целиком и строили что-то вроде державы, оседая там в качестве новой знати. Таким образом, например, греки завоевали Балканский полуостров (точнее, его автохтонное население) и стали там воинской аристократией. Таким способом зарождалась воинская аристократия.

Возникновение воинской аристократии – это всегда переворот, матриархат, когда женщина является богиней (матерью), и она, условно говоря, определяет этот мир. Она не была сильнее, но по ней шел род. В том обществе определить отца было сложно, а женщина всегда была на виду. И, соответственно, в то время правил жрец (в индоарийском обществе – брахман). С приходом в Индию, брахманы отодвигаются на второй план, и главными становятся завоеватели – кшатрии, то есть воинская аристократия. То же происходило в Греции. Мифология Зевса – это мифология захвата новыми богами (воинской аристократией) старых богов (титанов).

Все общество индоевропейского происхождения, в частности все славянские общества, повторяют общий архетип – основной миф индоевропейского общества.

Безусловно, существуют версии мифа, искажающие информацию. Например, миф о бое громовержца со змеем является достаточно спорным. Но то, что мужчина должен был доказать право создать семью и стать членом общества, до этого уйдя и воинским путем завоевав себе это место, либо победив в другой стране противников, либо победив себя и приняв тем самым устроение, точно имеет под собой мифологическое основание и часто рассматривается в качестве основного мифа. Здесь уже видны изменения в душе, и для этого требовалось над собой поработать.

Этнографически эти традиции сохранились до ХХ века. Еще в начале ХХ века можно было наблюдать последние молодежные инициации. Это напрямую видно в ватагах. Именно такую ватагу собирал Волх Всеславич. Подобные ватаги уходили на Хортицу, и именно с украин (то есть «с окраин») на Руси тех времен они воевали или грабили другие царства. Эта ватага полностью несла ответственность за жизни всех, кто в ней находился, и они готовы были присягнуть не на жизнь, а на смерть. Это настоящее воинское искусство.

Рассматривая славянские народы как народ, первое, на что необходимо обратить внимание – это то, что народы не как грибы под дождем, то есть быстро большими по численности не становятся. Восточные славяне стали таким народом, несмотря на потери, которые они несли на протяжении последних столетий, что является историческим подтверждением того, что это очень древние народы, сумевшие выжить и занять общую часть Земли. Значит, они обладают очень высоким уровнем воинских искусств.

В свое время полководец А.В. Суворов так сказал о русских чудо-богатырях, имея в виду крестьянскую подготовку для штыкового боя: «Пуля – дура, штык – молодец». В штыковом бою русские (подразумевая всех восточных славян, у которых есть в этническом составе это понятие, включая, в том числе русинов и прочие роды, которых уже нет) побеждали любые войска. Причиной тому, по словам Александра Шевцова, является обучение атаке, которой изначально учились ватаги при подготовке к выходу на стеношные бои.

Стеношный бой – это бой нескольких видов, по большому счету, это большая стена, которая надвигается, как цунами сквозь поселение, а вторая стена движется ей навстречу, и они сшибаются. Каждый год на каждый праздник, которых было несколько, в ватаги собирались и нарабатывали дух. Но немаловажным аспектом являлось также и то, что внутри таких ватаг вырабатывалось и индивидуальное боевое искусство каждого участника. Многие дрались, как настоящие бойцы, а другие работали очень хитро, используя такие приемы, которые сейчас уже и непонятны (к примеру, «выдергивали» противника и пр.). Для таких боев использовались общая сила и тактика (вырабатывались тактические действия), но, естественно, также выступали и поединщики. На празднованиях, где эти бои проводились, поединщики могли быть центром программы как самое лучшее зрелище. Эти бои не были настоящими, хотя настоящие поединки, драки тоже случались.

Стеношный бой

Тот, кто уходил в ватагу, оказывался в состоянии «на изломе» (по-научному – «маргиналы»). Человек мог вернуться в этот мир, и ему было разрешено жениться. Так мужчина становился женатым человеком, иначе говоря, членом общества взрослых, полноправным членом общины. Но если он колебался, принимая решение, то он мог уйти в разбойники. Так возникала масса криминального мира, но изначально криминальный мир на Руси развивался исторически по мере установления в мире понятия государства. И таких понятий, такой культуры криминала, которые существовали в России (сейчас эта культура становится абсолютно размытой и уходит), нет ни в одной стране.

Возвращаясь к теме славянских воинских искусств, Александр Шевцов упомянул о том, что раньше при изучении воинского искусства, помимо самой техники, ученикам объяснялись такие понятия как устройство человека, устройство пространства, давалось понимание того, что такое «околица», «намерение удара», которые нужно видеть.

Он пояснил, что прежде чем вообще изучать технику ударов и, тем более, комбинации ударов, сначала необходимо разобраться для себя и понять, как защищаться и как входить в пространство боя, не пропуская удары.

«Если ты вступил в драку, лучше, чтобы бил ты, а не тебя».

По словам Александра Шевцова, сейчас все бои построены в основном на английской школе бокса, где нужно много «плясать» друг перед другом. Но «плясать» перед летящими кулаками опасно, так как сколько бы раз человек ни увернулся, в какой-то момент он поймает удар.

Александр Шевцов подчеркнул, что, согласно истории, в русских боевых искусствах не было высоких ударов ногами, и сейчас, если реконструкторы показывают что-либо подобное в каратэ, то это обман.

В этнографическом пространстве прокриминального мира сохранились многие понятия, изначально существовавшие в боевых искусствах. Ноги – это «нижний мир». Наносить удар ногой для настоящего воина считалось недопустимым, поскольку тем самым он опускал своего противника в «нижний мир». Сегодня это созвучно слову «унизить», то есть человека делали ниже, опускали ниже. Изначально, в рамках мифологического мышления, это действительно опускало человека в «нижний мир».

Воинов учили биться на равных так, чтобы потом воин мог гордиться этим боем и побрататься с поединщиком. Вне зависимости от того, был он противником или врагом, его уважали как воина за его мастерство. «Опустить в нижний мир» значило «убить брата». При этом были допустимы удары ногой в ногу, поскольку подсечки и подножки использовались всегда, затем следовали удары как таковые. Здесь мифология накладывается на культуру криминального сообщества, и совсем не случайно. Русская криминальная культура зародилась тогда, когда утвердилась централизованная власть, появились князья, которые отбирали власть у местных князей, и те, кого «скинули», становились криминальными авторитетами. Княжеская власть строилась на захвате власти у местных аристократов, то есть у местной родовой знати.

Само понятие «опустить в нижний мир» принципиально важно для понимания воинской культуры, поскольку «опущенными» были те, кого пустили в нижний мир.

Нож – это оружие благородного человека, а владение им – утонченное боевое искусство, знанием которого владели далеко не все.

Работе с ножом в любом ее виде нельзя научиться без демонстраций. Это искусство, которому не научиться на занятиях спортом. Это то, что передается от мастера к ученику. Например, испанские мастера передавали знания в области фехтования. Это известно из истории и ни у кого не вызывает сомнений. Фехтование – это воинское искусство, внешне очень зрелищное.

В бою, когда работает мастер, размер его ножа совершенно не имеет значения. Это может быть даже самый обычный кухонный нож или крошечный бытовой кухонный нож. Это страшное оружие, но оно велико, как учитель.

«Когда работает жюль (большой нож), человек знает одно: в силу его беспощадности и остроты все совершенные ошибки – только его».

Во время демонстрации на тренировке, если ученик сделал что-то не так, то цена его ошибки невысока, и он может попробовать еще раз. Но если в поединке используют настоящий нож и в определенный момент наносят человеку режущий удар, то это означает только одно: если человек попался на нож, значит, он был неправ, и, если бы это был живой бой, то он бы уже погиб.

Поединок с ножом. Борьба Любки

Рассмотрим несколько примеров рукопашного боя, знания о которых дошли до наших дней.

Жульная масть – это своего рода действо в виде рукопашного поединка. И оно предназначено не для того, чтобы резать, а для того, чтобы создать возвышенное состояние духа.

Когда на Любки выходят деды, которые по-настоящему драться уже не хотят, да и не могут в силу определенных причин, и начинают обучать молодых, все это происходит в игровой форме, с шутками и подколками. В основе лежит принцип отбора силы, и это делается таким образом, что у человека, который силен и готов бороться, отбирается возможность сражаться с противником, поскольку его ставят в положение, где ему нужно бороться с земным притяжением. И пока он занят этим, он не имеет сил против противника. Знания об этом рукопашном действе уходят корнями в летописную старину.

Понятие «стоять на ногах» лежит в основе всей рукопашной системы.

Любки – это использование рукопашного боя для праздника. В Любках приемы те же, что и в боевом рукопашном бое, но использование их происходит в другом духе. Это, скорее, развлечения для людей добрых. Здесь важен игровой, праздничный дух, так как во время праздников в течение года происходит очищение и обновление мира. Те, кто это делает, уже пережили желание бить жестко, потому играют они на мастерстве.

Борьба Любки

У славян борьба во время праздников символизировала противостояние сил умирания силам жизни по принципу того, что наши бьются с силами смерти, так же, как и в борьбе Тормоха.

Тормоха – это «любошная» борьба с особыми, странными захватами. Эти захваты изображены в старинных иллюстрациях. Например, захват накрест, захват, когда рука заходит вертикально или на прямую руку, или из простого захвата кистью в кисть. Тормоха – весьма непростое искусство.

Борьба Тормоха

В борьбе Тормоха любили принимать участие и женщины, и они весьма неплохо боролись.

Люди, которые передавали эти знания, были потомками скоморохов (по крайней мере, считали себя таковыми). Скоморохи были жрецами плодородия, а плодородие в мире – это, в первую очередь, игра на их точку зрения. Ввиду этого, они даже женщин или девушек называли «игрушечками».

С одной стороны, в Любках было важно умело показать «изящество» мужчин, а с другой стороны – то, насколько они владеют мастерством и являются защитниками. Все это является сутью Любков.

Понятие «изящество» в современном его понимании появилось только в ХIX веке. До этого «изящным» человеком XVI-XVII вв. называли «богатого человека», а во времена былин, приблизительно в X-XI веке, выражение «изящный человек» означало «особо сильный человек». К примеру, Илья Муромец был «изящным» мужчиной, потому что этимология слова «изящество» – «изъятый из ряда», то есть «выдающийся», и если он был выдающимся по силе, то он был «изящным».

Comments

comments

Previous
Next