Там, где преподают истинное искусство. ‘’Destreza Achinech’’

В далеком XV веке, Дон Херонимо Санчес де Карранза — севильский дворянин, гуманист, ученый, один из самых знаменитых фехтовальщиков, описал испанскую школу фехтования “Дестрезу”. Его трактат «Философия оружия» стал первым (из известных нам до сегодня), в котором было детально описано и структурировано древнюю дворянскую науку, с помощью которой завоевывали и покоряли целые государства, создавали сильнейшие и преданные войска, вербовали и воспитывали целые народы.

В последствии, его ученики, дон Луис Пачеко де Нарваэс и голландец, мастер фехтования Жерар Тибо пошли дальше и создали целый ряд научных трудов, которые существенно повлияли на дальнейший ход истории. Именно они вложили в систему боя философский, интеллектуальный и нравственный идеалы, продолжив развитие Школы испанского фехтования.

Изучая мир боевых исскуств, невозможно не обратить внимание на последователей данного направления. Яркими последователями Дестрезы сегодня является школа испанского фехтованияДЕСТРЕЗА АЧИНЕЧ”, директором которой является Алексей Иванович Явтушенко, которого мы попросили в интервью рассказать о Делах школы, учениках, философии и многом другом.

— Алексей Иванович, Иеронимо де Карранза создал идеал поэта и воина, что стало главным жизненным ориентиром дворянина. Как вы могли бы в наше время описать эталон мастера?

— В каждую эпоху существовал свой ключевой навык. Раньше человека сравнивали с мастером потому, что много было сражений, завоеваний, и кто хорошо делал свое дело — становился эталоном в данном направлении. 

На самом деле ничего не изменилось и по сегодня. Просто раньше были другие условия, в приоритете стояли другие плоскости, в которых люди обязательно должны были идеалами являться. Дворянин обязательно должен был являться мастером своего дела — это было неотъемлемой частью его жизни, статуса и благополочия. Мастерство было характерной чертой серьёзного человека.

В наше время это явление раскрывается в других направлениях. Это не определяется тем, как человек одет, ходит ли с оружием или воюет где-то. Важно другое — все ли задачи в своей жизни он способен решить, а главное каким образом он это делает. Ведь сегодня военную науку, тактику, бизнесмен может использовать при решении деловых задач, ученый — в научных направлениях, и так далее. По этому и можно было судить, является ли человек мастером. Правильно ли он действует — будет видно посредством результатов его труда, по скорости реализации ним задач, по охвату различных направлений. То есть, сейчас мастерство может проявляться в подходе к реализации задач, в демонстрации эффективности. Современный мир, законы не позволяют человеку ходить с двуручным мечом и вершить правосудие среди белого дня на улицах, как это делали еще несколько столетий назад, или просто отстоять свою честь, наказать обидчика. Сегодня для этого существуют правоохранительные органы, которые занимаются этими вопросами, безусловно, крайне неэффективно. Но ничего с этим поделать нельзя, соответственно, человек ограничен. Поэтому, человек, который занимается трудовой деятельностью определенным образом, честным, эффективным, а это можно сделать только с помощью истинной науки, и будет определен, как мастер своего дела.

— В школе “Destreza Achinech”, в которой Вы являетесь директором, немало учеников в разных странах мира. Как проявляется понятие “мастера” в Вашей школе? Сохранилось ли вообще это понятие до сегодня?

— Мастерство — время не быстрое само по себе. Безусловно такие представители в нашей школе есть. Конечно, хотелось больше высокоподготовленных учеников и чтоб побыстрее таковыми становились. Увы, ситуация с так называемой пандемией действительно очень усложняет и замедляет обучение. Заниматься физически не с каждым человеком есть возможность. Работать в удаленном варианте можно, конечно, но сами понимаете, это замедляет скорость постановки навыков. А занятие проходят постоянно, в разных формах: физически и удалённо.

Что касается сохранения понятия мастерства, как меня учил Олег Викторович Мальцев, так и я передаю это понятие в изначальной форме нашим ученикам. Понятие должно являться правдой, то есть должно работать и быть применимым в жизни. Мы не просто передаем то, что кто-то когда-то что-то сказал, или какой-то “известный” человек что-то написал ранее и все это несут сквозь поколения не задаваясь вопросом, правда ли это вообще… Понятия, принципы должны работать всегда, в любое время и в любой ситуации.

Обратите внимание, понятие мастер сохранилось на заводах, в ремесленничестве по сей день. Мастер — человек, который лучше всех делает конкретное дело. Если человек мастер в нескольких плоскостях, то уровень его компетентности и востребованности конечно выше других людей. Поэтому в нашей школе все эти понятия в изначальном варианте передаются дальше. Без них, без истинной философии, не построить правильных навыков, поэтому есть острая необходимость это всё ученикам объяснять, доводить и учить их, ссылаясь на изначальные эталонные принципы. Может человеку этим и не хотелось бы заниматься, но повторюсь, без правильной философии навыки не построить.

— Дестреза существует достаточно давно, ведь Де Карранза основатель Испанской школы фехтования, которая нам известна сейчас как Дестреза. Науки существовали и  до него, а вот описание , систематизация, схе ма взаимодействия , примеры философия — он первый кто это превратил в науку. Миннимум как шесть столетий. Были ли попытки каких-то мастеров интегрировать Дестрзу в единоборства? Скажем в бокс или восточные боевые искусства? Из этого что-то получилось?

— Попытки были и весьма удачны. Первый кто приходит в голову — Кас Д’амато, которому удалось интегрировать стиль испанского фехтования Франческо Виллардита в бокс, что получилось крайне эффективно. Он использовал Дестрезу не только как боевое исскуство, но и как инструмент с помощью которого он смог подобрать нужных людей, выстроить им нужную философию. Чтоб бы не быть многословным, посмотрите на его результаты. Ему удалось не просто интегрировать, но и применить конкретный стиль так, что вопросов не возникает: правильно или неправильно он что-то делал. Его чемпионы не просто выступали в боях с равными соперниками, или побеждали по количеству очков. Они безапелляционно побеждали и неоднократно уводили соперников в тяжелые нокауты. По факту Дамато создал самого молодого чемпиона мира по боксу, повторив результат трижды, воспитав еще двоих известнейших мировых чемпионов бокса.

Сейчас бокс — зарабатывание денег, соответственно подход несколько иной… И это не говорит о том, что Кас был бедным человеком, что ему приходилось боксом зарабатывать боксом себе на жизнь. Деньги для него были последствием его дел. Поэтому Кас Дамато ярчайший пример данного стиля.

Второй стиль Леонардо Чьяккио. Здесь ярчайшим представителем был и является Брюс Ли. Результат интеграции стиля Чьяккио позволил создать Джит Кун-До («Путь опережающего кулака»). Он кардинально отличается по технике и принципам. Имея совсем небольшой вес, он использовал принципы, а не массу своего тела. 

Третий стиль Франческо Антонио Маттея (криминальный стиль). В последствии он был преобразован в криминальную традицию (мафию). Данный стиль нельзя интегрировать ни в какую систему. К примеру, Дамато знал это, и выбрал ту систему, которая не противоречит правилам бокса. На улице же нет ринга, реффери, который выбросит белое полотенце, чтобы остановить бой. На улице вообще редко нападают один на один и с голыми руками. Поэтому данный стиль не применим к спортивным единоборствам.

Так что в мировой истории ярко провялены все три стиля, кооторые оказали существенное влияние на ряд боевых искусств.

— Пытается ли кто-то еще изучать тот самый — третий стиль фехтования, который нельзя интегрировать. Кто и где?

— Да, пытаются. На Земле есть места, где это все осталось, но является тайной. Никто не ходит по улицам и не рассказывает кому-то: “Давай-ка я тебя научу тайно науке фехтования, чтоб ты мог быть непобедимым”. Есть определенные места в мире, особенно на территории бывшей Испанской империи, где остались все эти три стиля. Возможно, на данный момент времени, с определенным уровнем деградации, ведь знающие люди умирают, но традиции они берегут и передают следующим поколениям.

Во время исследований, Олегу Викторовичу приходилось доставать некоторые данные очень непростым путем, которые не лежат на поверхности. Но, благодаря знаниям прикладной науки, как всегда, ему удалось восстановить данные даже те, что были потеряны. Какие-то вещи были, например трактаты, но опять же языковой барьер, приходилось переводить из древнеиспанского и древнеитальянский. По факту на данный момент у нас есть полная структура данной науки, разобранная поэлементно и разложенная по полочкам. В больших системах всегда есть множество элементов, и часть из них могли быть утеряны в веках. Но, понимая всю структуру их можно восстановить, хоть как-то подобраться к ним и понимать в каком направлении искать. Мы не говорим о каком-то количестве приемов — мы говорим о принципах, где из вариаций принципов могут быть сконструированы миллионы премов… Поэтому, если понадобится восстановить исчерпывающее количество вариантов, то для этого все есть.

— Известно, что доктор Мальцев встречался с представителями испанского фехтования, людьми как публичными, так и далеко непубличными, но достаточно уважаемы в своих кругах. 

— Когда происходили исследования этих стилей, было проведено очень много бесед с разными мастерами. Среди них есть полные дилетанты, но есть и серьезные мастера, которые действительно занимаются наукой. Многие конечно говорят, что владеют этим искусством, а по факту занимаются физкультурой…

Были встречи с не публичными личностями. Думаю, вы понимаете почему они не публичные. Как минимум, можно сразу сказать, что в них что-то есть, потому что вещи которые дают в общую массу — они явно не являются эффективными, особенно когда все знают, что стоит разработать контртактику против этих стилей. А наука, которая действительно рабочая, она всегда древняя. Все что мы имеем сейчас — это производные того что было когда-то создано нашими предками. 

Действительно маэстро Олег Мальцев встречался с публичными людьми, его приглашали в гости в разные страны, в том числе не публичные люди, для максимально глубоких исследований, так как они очень много знают и передают эту систему лично веками из уст в уста.

— Проводятся ли сейчас какие-то исследования?

Исследования происходят постоянно, потому что чего не коснись мы всегда соприкасаемся с принципами фехтования и не можем обойти их стороной. Без них никак, они всегда присутствуют в нашей жизни. Например, при изучении фотоаппаратов, при исследованиях психики, либо во время решения любых других задач. Фехтование — один из лучших способов показать на модели как что-то работает, позволяет воспроизвести какую-то демонстрацию, увидеть самый быстрый способ решения задачи. И это касается любых направлений. Как показывает практика, такие демонстрации человеку быстрее всего становятся понятными.

Безусловно, исследования стилей фехтования проводятся постоянно, так как есть материалы разного периода времени. Исследования проводятся уже несколько в ином ключе, например, что использовала какая-то криминальная традиция. Они в том числе дают много чего понять, что и как исторически видоизменялось, что использовали в тот момент на определенной территории. Территориальность имеет очень большое значение для способов и методов конкретных организаций.

Много еще чего нам нужно найти, просто огромные исторические пробелы, и чтобы их восстановить опять же требуется возвращаться к данному фехтовальному, либо криминальному направлению, что по сути является одним и тем же.

— На последок. Определение десятое из трактата “Философия оружия” звучит так: «Хранилищем Дестрезы является память. К тому, у кого есть ключ, приходят воспоминания, возвращается память и появляются силы. Он будто становится господствующим владыкой, который всем повелевает». Где найти ключ к этой науке?

Я думаю, ответ на вопрос человек долго не сможет найти, самостоятельно так точно. Этим вопросом нужно усердно заниматься, постоянно работая над собой. Тут вопрос в другом. Если человеку нужно просто понять какие-то элементы самообороны, то ему ответ на этот вопрос не нужен. Если человек стремиться стать мастером, то ему нужно найти ответ на этот вопрос, а для этого нужно много времени потратить на работу над собой.

Ключ от этой системы находиться в самой системе. Ею нужно по-серьезному заниматься, научиться использовать ее при выполнении задач в разных сферах, иначе она не нужна совершенно. Нет смысла чем-то заниматься для того, чтобы заниматься. Есть люди, которые занимаются наукой, но в их жизни присутствуют проблемы, в бизнесе, в личной жизни, в отношениях с людьми, и сразу можно сказать, что человек не практикует их при выполнении задач. Без практики нельзя понять все эти вещи, даже если будет понятно схематически — человек не будет знать как этим воспользоваться в деле. Поэтому без практики ничего не получится. Ни кем-то стать, ни чего-то сделать выдающегося. 

— С чего порекомендуете начать желающим познать науку “Дестрезу”? Какую книгу взять, трактат? Могут ли к Вам в школу обратиться?

По-разному можно начать. Можно написать нам на сайт. Можно найти в свободном доступе переведенные трактаты. Что-то есть, конечно, в закрытом доступе. Они просто не каждому человеку нужны. Все зависит от человека, нельзя так просто сказать. Все люди разные, имеют разную психофизиологию, разные цели в жизни. Поэтому, у нас конкретно в школе, к каждому человеку подход индивидуальный. Лучше всего обратиться через сайт. Выяснив более конкретно какие задачи человек хочет решить, какие цели ставит перед собой, соответсвующие будут даны рекомендации.

Author: Myroslav Bekchyv