Бокс дал мне возможность изменить свою жизнь

Как и почему вы начали заниматься боксом? У Вас были в детстве неприятные ситуации и вы решили боксировать, или вас привлекала другая причина?

Я страдал от издевательств в школе, 7 мальчиков нападали на меня каждый день в течение нескольких лет, однажды я больше не мог этого выносить, и я столкнулся со всеми 7-ю, и, что удивительно, я смог побороться всех 6 и избежать наказания. Но седьмой парень ходил в боксерский зал, и меня он сильно избил, так что я никогда не забуду. В результате я как-то случайно зашел в двери небольшого спортзала по соседству. Я услышал удары по мешку, дыхание, треск веревок, учуял запахи и т.д. Так я решил заглянуть в тот спортзал, он был в подвале, и сел на лестницу посмотреть. В течение нескольких дней я приходил смотреть, пока тренер не позвал меня спуститься и начать прыгать через скакалку. Тогда мне было 13 лет. Так я начал свое занятие. Сейчас мне 41 год. В боксе я 26 лет.

Кто ваш наставник по боксу, тренер?

Мой наставник — Хуан Падилья, тренер севильского боксерского клуба 1970 года в (Севилья) Андалусии, Испания.

Как я уже рассказал, когда я шел по улице, когда мне следовало быть в классе, так как было 13 лет, и в тот день, утром я шел по скрытой улице, и услышал звук как будто, что-то ударялось, крики и голоса, которые привлекли мое внимание. Они исходили из маленькой зеленой старой металлической двери с маленькой табличкой наверху «Севильский боксерский клуб».

Это было что-то вроде подвала с лестницей вниз, и я решил спуститься на несколько ступенек, чтобы получше разглядеть, и увидел, как несколько парней занимаются боксом, ринг, сумки и тренера на веревках направляющего бойцов, которые спаринговались.

Я сел так, чтобы меня не заметили. Какое-то время я даже пропускал занятия и шел в спортзал, чтобы посмотреть бокс ребят, пока однажды тренер не взглянул на меня и спросил, не собираюсь ли я зря тратить время на улице, не хочу ли я спуститься и начать прыгать через скакалку. Так я начал обрел своего первого тренера.

Хуан Падилья

Хуан — харизматичный тренер, очень человечный и как отец для меня, он советовал мне, руководил и выводил меня с улиц и направил мой путь в спорт.

Этот дух самосовершенствования воспламенился во мне, я был лучше лучших в спортзале, я много тренировался и требовал все от себя самого.

Хуан похож на отца, которого я уважаю, с большим опытом олимпийского бокса и большими знаниями в тренажерном зале, о существовании которого мало кто знает и который все еще пользуется спросом, имея чемпионов Андалусии, Испании и любителей по Европы.

Хуан Падилья

Было и есть много мальчиков из маргинальных районов, некоторые из которых не имеют финансовых средств, чтобы платить за тренажерный зал, но Хуан всегда помогал им и приветствует их в своем тренажерном зале, чтобы они не шли на улицу грабить.

Сам тренажерный зал находится в Макарене, недалеко от конфликтных «пригородных» кварталов, северного полигона Севильи, Аламеда-де-Эркулес, Башиллера и поселка лачуг Эль-Вака. Это соседский спортзал, маленький, но в аутентичном духе старых школ бокса, боксерских клубов. В зале обычно много ребят из разных стран и социальных классов. Он открывается только два часа в день, и в эти два часа мы все ежедневно выкладываемся на 100%.

Я всегда говорил, если однажды Хуан умрет (дай бог ему здоровья), я хотел бы купить этот спортзал и оставить его таким, каким он есть, потому что он не изменился с тех пор, как мне было 13 лет, и я до сих пор часто его посещаю, когда езжу на в родные края, в Севилью, а Хуан все еще там, он часть моего дома и моей семьи.

Какую технику бокса вы используете?

Я ортодоксальный боксер, я полагаюсь на мобильность и движения с маятниковыми шагами и изменение линий атаки, а также на изменение высоты, от ударов по вверхней части к понижающим ударам, которые заставляют опускать защиту, чтобы быстро вернуться вверх, чтобы нанести удар, и наоборот.

Я провоцирую финтами (обманом) открытие защиты и, таким образом, вступаю в атаку быстро и решительно, уходя с изменением угла. Так сказать, я полагаюсь на использование интеллекта в ринге с обманомными финтами, заставляя поверить в ложный удар, чтобы нанести удар в другой точке тела, что обезоруживает его защиту, меняет высоту и, прежде всего, выдерживает точное расстояние для входа и выхода в атаку, чтобы снять удары и быстро ответить на удар соперника.

Используете ли вы философию в боксе? Если да, то какую?

«Ударь и не дай попасть» — означает, что вы очень хорошо используете дистанцию и хорошо двигаетесь.

«Если я ударяю по верху, это касается низа, если я ударяю по низу, то это касается верхней части. Если я попадаю сквозь защиту, то удар происходит по внешней стороне, а если я бью по внешней стороне, то удар достигает внутренней части». Под этим подразумевается, что если я ударил двойку прямо в голову, то когда он закроет лицо, он раскроет нижнюю область и буду наносить удар по низу. Если я пробиваю две вутрь по голове, то третий удар будет по внешней стороне. Если я ударил левым прямо по голове, то последует прямой удар по сплетению, изменяя высоту, и третий удар, чтобы вернуться на вверх для удара снаружи в форме вязания крючком.

Техника каких знаменитых боксеров вам нравится?

Это техники: Майка Тайсона, Мухаммеда Али, Оскара Де Ла Хойя, Шугар Рэя.

Расскажите немного о своем клубе адаптированного бокса.

Я тренер адаптированного клуба по боксу. Главная идея дать возможность всем, кто хочет научиться боксу, независимо от того, есть ли у них физические или умственные недостатки. Я твердо верю, что бокс — это метод, помогающий социальной интеграции, снимающий барьеры расизма, преодолевающий разрывы между молодежью и справедливостью, равенством, психическим здоровьем, приводящий к повышению самооценки, безопасности.

Я обучал глухих и слепых людей. Лично я страдаю заболеванием, называемым увеитом (у меня двусторонний панувеит) (третье заболевание в мировой слепоте), по поводу которого мне сделали операцию на обоих глазах, так как в основном я ослеп. Но, я все еще ходил целыми днями с целью открыть свой спортзал для занятий. Я видел только силуэты спортсменов, и мне хватало одеть перчатки, как я видел все как запотевшее зеркало в душе после горячего душа. Я принимая лекарства, такие как химиотерапия, биопрепараты, и борясь с тревогой, которая заставляла меня думать, что я ослепну. Я до сих пор продолжаю принимать лекарства, чтобы не дать аутоиммунному заболеванию уснуть.

Кто ваши ученики?

В клубе у меня есть все, в основном военные выполняющие спецоперации, национальная полиция, гражданские лица, люди всех возрастов и полов или с ограниченными возможностями. Клуб — как семья, и все работают со всеми, и все помогают друг другу совершенствоваться, так сказать, как старшин братья (тот, кто пришел раньше всех) помогает младшему брату. Я забочусь обо всех и даю всем занятия в соответствии с их уровенем.

Есть ли в Вашем клубе другие тренеры? Если да, то кто это?

Я единственный тренер клуба. Если мне нужно отправиться в поездку, я оставляю некоторых доверенных коллег, таких как г-н Хосе Луис Пуйо из Вооруженных сил, г-н Иньяки и г-н Энрике Редондо из FFCCSE.

Атте Альваро Конради Леон
Владелец Bumaye Sport
Президент-основатель боксерского клуба Конради.
Доцент Военно-горного училища и специальных операций EMMOE.
Сертифицированный тренер WBC
Тренер испанской федерации бокса.
Инструктор по боксу адаптированной испанской федерацией бокса.

Author: Myroslav Bekchyv