Как я учился: от знакомства – до проникновения в тайну субкультуры ЮАР

Приветствуем вас, дорогие читатели! Как вы уже знаете со страниц нашего журнала, не первый год фокус научно-исследовательской деятельности ученого Олега Мальцева посвящен такому уникальному явлению, как криминальная субкультура Африки. Сегодня в мире многие наслышаны о промыслах и «делах преступных» так называемых цифровых банд, которые не только достаточно эффективно орудуют у себя на родине, в Кейп-Тауне, но и делают это весьма оригинальным способом – так, что «резонанс на всю планету» расходится. “Цифровые банды”: одна из самых жестоких криминальных субкультур мира.

По материалам исследований PhD Мальцева  Олега

«О феномене цифровых банд я пишу уже не первую книгу. Ранее вышли в свет «Чёрная Смерть» — книга, написанная совместно с моим учителем, коллегой и настоящим экспертом родом из ЮАР, знатоком ножа; я говорю про моего друга Ллойда де Джона. Следующей книгой стала «Чёрная логика»: это именно ключ в мир логики, которая катастрофически отличает южноафриканского преступника от любого иного человека на Земле. Европейцу эту логику понять не так просто, но это исследование более чем практично, хотя бы и потому, что с другой стороны обнажает природу эффективности – как в принятии решений, так и в их реализации.

Третьей книгой в этой серии стала книга «54». Этот труд посвящён именно тактике. Знаете ли, криминальная субкультура Африки, если её охарактеризовать одним словом, это «непреодолимость». Каждый, кто с ней встречается, сам того не ведая, становится следствием этой непреодолимости и как с ней бороться – неизвестно. Вот именно позицию «непреодолимости» и концепцию тактики я и исследовал на примере организации деятельности цифровых банд ЮАР и плоды моего труда изложены в книге «54»

Криминальная субкультура ЮАР? Обороняющийся против такой системы становится абсолютно беззащитным существом, пребывающим в состоянии полного непонимания того, что с ним сейчас происходит (безусловно, если ему посчастливится побывать в таком состоянии и осознать его, чаще всего он не успевает)…

🗝Фрагмент из книги «54»

Вообще южноафриканская криминальная субкультура — уникальная среда с точки зрения исследования методик, тренировки навыков и целостного понимания мировых криминальных традиций и их истоков. Так, южноафриканская система сохранилась «чистой» до нынешнего дня, по причине того, что передается она в криминальной среде, а криминальная среда является идеальным «транспортным средством» истории.

И вот пришёл черед посвятить себя следующей книге о феномене цифровых банд, я назвал её «55». Сам по себе труд посвящён особой теме: убийству ножом. Да-да, представьте себе: некоторые люди в нашем «высоко-технологическом» мире и сегодня нож выбирают как средство обеспечения существования, а убийство ножом – как самую настоящую профессию.

Правда, исследовать это явление и прийти к такому выводу мне удалось не сразу, и о том, что мне пришлось пройти и как организовать научную работу, чтобы криминальная субкультура «раскрыла двери» в мир своих тайн – я и опишу в данном обзоре.

Итак, я хотел бы прежде рассказать вам о стадиях, которые довелось пройти в процессе научного исследования (и погружения)  данной традиции, внушающей ужас уже далеко за пределами Африки, а также о методологии её изучения.

В качестве основы для комплексного исследования я взял формулу самообучения, которую ещё в 30-х годах 20 столетия вывел и описал академик Григорий Семёнович Попов. Метод Попова подразумевает максимально эффективную скорость приобретения навыков, даже если человек начинает чему-то обучаться с полного «нуля».  Есть такой метод, как погружение в среду – именно погружение в среду создаёт отличные условия максимально быстро и качественно, без излишнего сопротивления и сложностей научиться тому, чему человек желает. Хоть рисовать акрилом на холсте, хоть стрелять из лука, ходить водить автомобиль – принципиальной разницы нет.

Так вот согласно подходу Попова и выведенной формулы самообучения, если стоит задача какой-то навык освоить, в самом начале нашего движения к навыку требуется найти прототип. Прототип того, кто в истории этим навыком владел безукоризненно. Поскольку цифровые банды ЮАР гордятся своими навыками владения ножом, я, конечно, же стал искать прототип этого явления. И я нашёл для банд Кейптауна наиболее эффективную прототипологическую структуру: Beati Paoli, «Блаженные из Беаты», они же — самая загадочная ветвь ордена францисканцев.

Именно «справедливые люди» Beati Paoli – сердце сицилийской субкультуры, славились своими навыками владения ножом. Чего таить: в убийстве ножом им равных не было, более того, они относились к этому как к делу своей жизни – как профессии. ТО ЖЕ отношение мы видим и на примере деятельности цифровых банд сегодня! Так, проверив свою находку, я определённо утвердился в точности вывода: прототипом 27-х, особой банде «профессиональных убийц ножом» прототипом выступает формация Beati Paoli.

Как я действовал далее: исследовал и извлёк сердечник системы кейптаунских цифровых банд, и который и описан в книге «Чёрная смерть».  (Сердечник – это исчерпывающий набор всех технических элементов системы). Сердечник описан полностью в «Чёрной смерти», и в этом мне, конечно, сильно содействовал Ллойд де Джон – настоящий эксперт и знаток как истории цифровых банд, так и их техники.

Но одного прототипа для решения задачи – недостаточно. Поэтому вторым этапом, согласно формуле Попова, довелось работать именно с философией. Как выяснилось, увы, в мире не существует ни одной книги о философии гангстеров Кейптауна. НИ ОДНОЙ! Я долго исследовал философию, по крупицам собирая разрозненные знания, в результате чего написал отдельную книгу —  «Мой Бог – Франческо Виллардита». Этот амальгамный труд в художественной форме описывает исторический путь становления южноитальянского Гранд-маэстро фехтования, мастера Неаполитанского стиля, Франческо Виллардита. В книге, к слову, на примере нескольких сюжетных линий показан процесс обучения: как работает вообще формула Попова, и что благодаря подходу выдающегося академика можно самые разные навыки приобрести, быстро и грамотно. В частности, если читатель сопоставит блоки этой книги с «Чёрной смертью», то обнаружит, к своему удивлению, что они методически друг друга прекрасно дополняют.

Философия, как говорит нам формула академика Попова, порождает тактику. Третьим этапом, как вы уже догадались, стал поиск тактики. Я разбил подход к освоению тактики на два блока: тактику обучения системе и тактику применения. По тактике обучения, как уже упоминалось, была создана книга «Чёрная логика», а по тактике применения и реализации навыков на основе второй ступени работы с Ллойдом де Джоном, я написал труд «54». Таким образом у меня выстраивалась уже довольно серьёзная система представлений о феномене цифровых банд.

Следующим этапом в изысканиях была амальгама. Только не та амальгама, которая именуется как сплав металла со ртутью, но амальгама, как язык памяти и инструмент работы с памятью. (Подробнее об этом можно прочесть здесь. Готовая амальгама Цифровых банд, изложенная в книге «Дети Нонголозы» оксфордского профессора Джонни Стейнберга, мне не подходила. С помощью неё обучиться невозможно, поскольку она, прямо скажем, создана как легенда или интересная сказка для внешнего периметра, то есть она защищает настоящие секреты банд от внешнего мира. Фактически это фэйк, выдумка и  миф.

Задача требовала сразу три амальгамы: исследовательскую, тренировочную и реализационную. Исследование и знакомство с субкультурой, в том числе, ЮАР, я изложил в «Обманчивой тишине» — книге, написанной по материалам экспедиционной деятельности в Калабрии. Больше материалов, а также много интересного об исторически прототипах читатель может узнать из книги «Мина замедленного действия».  И, конечно же, реализационная амальгама описана в книге «Громоотвод как удар молнии», изданной в том числе и на английском языке. Вот так можно проследить этапы обучения амальгаме.

Параллельно я и научная группа тщательно трудились и в направлении сравнительно-исторического анализа: переводили и изучали трактаты Антонио Маттея, Николо Терракузы и Вентуры, Бласко Флорио, а также Мануэля Крусадо и Пералта  — ученика  самого Маэстро Луиса Пачеко де Нарваэс; Мануэль Крусадо и Пералта написал «Уловки простолюдинов в криминальной европейской традиции».

В то же время я изучал историю монахов ордена францисканцев в Калабрии и Палермо, и параллельно – культуру и религию Африки. Поверьте, это было невыразимо интересное сравнение, казалось бы, далёких и несвязанных друг с другом… на первый взгляд, несвязанных. На деле – многое выяснилось – и всё это я описываю в книге «55».

Однако же, вернёмся к ходу повествованию. Итак, чтобы понять социализацию преступников, я прочёл книгу «Гэнгтаун»  за подписью Дона Пиннока, одного из ведущих специалистов, криминалистов из университета ЮАР. Чтобы раскрыть психологическую сторону гангстеров Кейптауна, также довелось изучить книгу Джонни Стайнберга «Цифра» и провести с ним не одно интервью.

Естественно, я консультировался и с украинскими экспертами в сфере психологии: Александром Николаевичем Сагайдаком, Михаилом Ильичом Вигдорчиком. В итоге все эти действия и изыскания длиною в два года, привели меня к окончательному пониманию подхода, методологическому и тактическому пониманию применения клинка как оружия убийства в южноафриканской криминальной традиции.

Тогда я и принялся за создание системы, отвечающей на вопрос, как все эти знания интегрировать в жизнь: в эту, нашу с вами жизнь, жизнь 21 века, жизнь бизнес-противостояния, конкурентной борьбы, информационного прессинга и тотальной необходимости обучаться новым востребованным навыкам быстро и словно на лету. Об этом и написана книга «55». Я разобрался со всеми процедурами, которые существуют при подготовке гангстеров, узнал принципы и подходы, которые мы, европейцы, вряд ли могли бы осмыслить самостоятельно, но они потрясающе эффективны! Так, в итоге я понял, как южноафриканскую систему (в том числе, и обращения с клинком) синтезировать с законодательством и интегрировать в жизнь.

В системе кейптаунских банд каждый технический элемент становится неожиданностью для жертвы, а сюрприз – это каждый раз фатальность. Южноафриканские гангстеры умеют танцевать этот «вальс в хаосе», причём действия их системы ВСЕГДА непрогнозируемые. У них полное отсутствие защиты, никакой обороны система не имеет вообще, так как обороняться никто не собирается. Знаете, всё как в мире дикой природы: звери не защищаются, они атакуют. Крокодил не придёт «в голову» от кого-то защищаться – он движется, чтобы атаковать, изловить и съесть. Так же ведут себя и представители цифровых банд.

Усовершенствуя полученные знания и учитывая требования 21 века, я ввёл элементы обороны от встречного удара, что также существенно расширило диапазон применения системы: так, у меня, как у пользователя этой интегрированной системы, поединок в жизни может состояться, я такие ситуации не исключаю. Причём применение системы гарантирует выведение из строя противника без летального исхода. Также я расширил приемы ногами, локтями и открытой ладонью. Ввел выбивание клинка, ввёл использование бритвы греческим хватом, добавил русские удары головой, удары свободной рукой (что прекрасно работает, поскольку обыкновенно всё внимание противника сосредоточено на клинке). В общем система, интегрирующая знания южноафриканской субкультуры, получилась многогранная и весьма могучая.

Визит профессора Антонио Никасо, специализирующегося на истории и философии южноитальянской мафии, состоявшийся в конце октября в Одесском региональном отделении УАН, поставил точку в создании этой интеграционной системы. Тщательно побеседовав с нашим гостем, я понял, что,  усовершенствовав африканскую систему, я получил… калабрийскую!

КАК такое возможно? Хороший вопрос, дамы и господа. Однако же оставим этот тезис для развития в последующих статьях. В завершении же напомню, что свободу иметь отношение к феномену так, как я хочу к нему иметь отношение, мне даёт исключительно наука – за что ей и остаюсь верен на протяжении стольких десятилетий. Засим откланиваюсь, друзья. Пойду писать книгу. До новых встреч!»

Следите за нашими новостями. С Уважением, редакция журнала.

Author: Viktor Wolf